18:25 

Атака Гамлета или вся прелесть ревизии

Le masque familier
Маска, я тебя знаю!
Вступление
-Братья мои, - тихий, но уверенный голос эхом раздавался по просторному помещению, - пришел тот час, которого мы так ждали! Фортуна приготовила для нас неплохой подарок! Его Величество Лучезарный Политик изволил свалить на пару недель и оставил свое королевство без присмотра. Вы понимаете, что это значит?

Десятки глаз загорелись безумным блеском. В полутьме послышался металлический лязг и вскоре помещение опустело.

Так началась Вторая Бетанская Война. Если Вас интересует Первая, то вот ее краткий ход: виктимы обеих квадр взбунтовались, Политик вызвал подкрепление в лице Маршала с подчиненными. Ну итоги понятны, не так ли?

И вот, после года, проведенного под домашним арестом, Наставник решил отомстить. Ну как отомстить? Был целый ряд причин, по которым этот хитрожопый виктим решил снова ринуться в бой. Одна из которых - мистическая ревизия с таинственным Критиком, о котором слагали легенды. Проще выражаясь, план был прост - захватить Критика, разграбить Гамму, стащить деньги.

А Вы как думали? Экстраверт в изоляции - страшная вещь!



***
Тиха украинская ночь, но Баля надо перепрятать




Летняя резиденция Политика сверкала огнями. Из раскрытых окон первого этажа доносилась негромкая музыка, вода в фонтанах тихо журчала, а в небольшом пруду спокойно плавало несколько птиц. Ничто не предвещало беды, все было тихо и спокойно, ровно так, как должно быть в отсутствие правителя.

Несколько силуэтов незримо прошмыгнули в сад. Наставник, желая собраться с силами, решил вдохновить своих соратников. Поправив шлем, он выпрямился в полный рост и глубоко вздохнул:

- Соратники мои! В этот трудный час мы должны быть вместе! Да не найдет нас Маршал раньше времени, да не заложит нас Лирик, мать его за ногу, да не убьет нас Инспектор по прибытию, уехавший вместе с Лучезарным. Пребудет с нами дух Беты.

Люди соединили ладони и прикрыли глаза в немой молитве. Через пару секунд тишину парка нарушило грозное:

- В атаку!

Захватчики ворвались во дворец и на секунду замерли от яркого света, льющегося со всех сторон.

- Да что за люди? Им денег что ли на свечи не жалко? Так и разориться недолго, - удивленно пробормотал предводитель шайки.

- Сам удивляюсь, - ответил спокойный голос с лестницы.

Наставник удивленно приподнял голову и встретился с парой холодных глаз. Критик смотрел на него сверху вниз, чуть приподняв бровь, словно спрашивая, чем он обязан незваному гостю.

Высокая, мрачная фигура, с головы до ног облаченная в дорогой свободный плащ, смерила присутствующих равнодушным взглядом.

- Ты же Критик? - прищурился Наставник.

- Не думаю, что от моего ответа что-то зависит, - негромкий, но четкий ответ.

- Как будто кто-то еще из здешних может так одеться, - усмехнулся незваный гость.

- Так, чем обязан? - Критик неспешно скрестил руки на груди.

Наставник, чертыхнувшись про себя, оглянулся на стушевавшихся сообщников и пожал плечами:

- В плен тебя будем брать.

- Да пожалуйста, - Бальзак усмехнулся и направился вверх по лестнице.

- Эй, ты куда? А плен?

- Пойду вещи соберу, а вы тут пока развлекайтесь.

Такое равнодушие хоть кого выведет из себя. Гамлет злобно цыкнул и приказал:

- Круши, парни!

30 минут спустя

Бальзак вышел из своей комнаты с сумкой самых необходимых вещей. Так как Наполеон вместе с большей частью войск отправился в поход, защищать дворец было почти некому. А поскольку на вторжение психов Гамма не рассчитывала, то пронаблюдать за оставшимися солдатами никому и в голову не пришло.

Критик почти неслышно спустился по лестнице и направился к большой гостиной, где, судя по шуму, разворачивалось основное действие.

Посреди зала, привязанный к колонне, стоял Драйзер. Его тяжелый взгляд, обычно заставляющий испуганно сжаться большую часть Социона, не имел никакого воздействия на Гамлета. Правда, часть приспешников последнего все же решила отойти к дальней стенке.

Сам же зачинщик сего беспорядка гордо восседал на куче награбленного. Кучка была не такой уж и большой, что свидетельствовало о сохранности не только всех тайников, но и большей части простых хранилищ. Облегченно вздохнув, Критик оперся плечом о дверной косяк и принялся наблюдать за представлением. Вот отворились другие двери и в зал вошел Предприниматель с парой охранников. Он обреченно подал Наставнику небольшой мешок с деньгами и скорбно произнес:

- Это все, что у нас есть. Ключи от остальных хранилищ у Политика.

Гамлет подозрительно прищурился, а Бальзак мысленно похвалил Джека. Вот Предприниматель заметил Зеркальщика и в его глазах появилась надежда. Проследив за его взглядом, Наставник усмехнулся:

- Ну что, все вещи собрал?

Критик кивнул на сумку.

- Ну вот и молодец, - Гамлет изящно спустился со своего самодельного трона, - пойдешь с нами, будем ревизию делать.

Джек разочарованно рухнул на пол:

- Как так? Баль? Как ты мог?

- Такова судьба. Меня захватили столь воинственные мужи, что я был просто не в силах сопротивляться.

Гамлет зло нахмурился:

- И что это за сарказм?

- Кто-то хотел ревизии?

- Но подревизный-то ты!

- А я не обещал играть по твоим правилам.

Баль довольно усмехнулся, видя растерянность Наставника. Две недели без Наполеона обещали быть интересными.

URL
Комментарии
2013-10-21 в 18:26 

Le masque familier
Маска, я тебя знаю!
День первый. Часть 1
- Он просто невыносим! - громкий голос эхом раздавался по замку.

Где-то в восточной башне хлопнула тяжелая дубовая дверь, и кто-то стремительно начал спускаться по лестнице. Лирик, пожевывая кончик пера, уже приготовился выслушивать очередной монолог Наставника. Гамлет появился в столовой спустя пару минут.

- Ну что с ним делать? Почему он не притронулся к завтраку?

Есенин дописал последнюю строчку и, улыбнувшись своим мыслям, перевел взгляд на Гамлета:

- Может он не любит такую еду.

- Как можно не любить мясо? Я же не предлагаю какие-то объедки! Да для него лично был разработан целый список лучших блюд!

- Может он вегетарианец, - Лирик пожал плечами, - или ему нужно что-то особенное.

- Кровь невинных младенцев?

- Наполеон запретил убивать детей пару лет назад.

- Вот вечно так...

Виктимы, вздохнув, принялись ковыряться в еде. Без агрессоров замок опустел и, хотя можно было делать все, что душе угодно, это навевало тоску.

- Ну денег-то нам хоть хватит?

- Должно хватить. Я уверен, что это лишь малая часть накоплений, но, если бы я спустился в подвал повторно - потерял бы хоть какой-то авторитет. Это бы значило, что я не доверяю своим людям, а следовательно...

- Они могут почувствовать волю, - закончил за него Лирик, - помню я, помню.

- Что с Дельтой делать будем?

Есенин перевел задумчивый взгляд с запеченного картофеля на товарища:

- Бить будем.

- Мне нравится твой ровный тон и спокойствие, но как на счет плана?

- Ну хорошо. Я стерегу Бальзака, а ты идешь в кабинет Жукова за картой. Потом разработаем стратегию, возьмем войска и вперед.

- Их не так легко взять, - нахмурился наставник, - вот что. Ты идешь за картой, я иду к генералу.

Вздохнув, оба виктима направились по своим делам.

Бальзак равнодушно наблюдал из места своего заточения, как Наставник идет к военным корпусам. Утро уже давно вступило в свои права, однако в этой крепости, построенной из массивного холодного камня, до сих пор царила полутьма.

В помещении было прохладно, однако Ревизор гордо заявил, что это одна из лучших комнат. На прикроватном столике остывал завтрак, в камине тлели поленья. В принципе, это "заточение" мало отличалось от повседневной жизни Бальзака. Взгляд Критика остановился на небольшом чемоданчике, предусмотрительно прихваченным из дома. Едва заметно улыбнувшись, он задернул шторы. Кто же творит магию при свете дня?

Тем временем внизу вовсю кипела работа. Войскам был отдан приказ готовиться к походу, а поварам - готовить полевую кухню. Лирик заранее придумывал объяснительную для Инспектора и виноватое выражение лица для Маршала, а Наставник, изображая трудягу всего социона, цветными карандашами чертил на карте план наступления. Оставалось не так много времени до похода.

- А все это Габен проклятый виноват! - подал голос Гамлет.

- Ну он же почти ничего плохого не делал, - ответил Лирик.

- А кто сдал нас с потрохами? Кто сообщил Напу, а затем и Жукову расположение войск? Он заслуживает смерти! - Наставник гневно провел еще одну линию на карте и отстранился, любуясь плодами своего труда.

Лирик на секунду нахмурился:

- Да, досталось нам тогда неслабо.

- Тебе еще повезло. А я оказался Вселенским Злом, зачинщиком беспорядков и аморальным типом. И вообще мне больше всех досталось, так что я и на тебя злюсь.

- А на меня-то за что?

- Тебе не пришлось целый год сидеть в крепости. Ты был волен гулять, где вздумается, разъезжать по пирам и маскарадам, и агрессоры были к тебе более благосклонны.

Есенин хитро улыбнулся:

- С этим надо родиться. Тебе или везет, или нет, такова жизнь.

Гамлет усмехнулся в ответ и едва заметно покачал головой. Пожалуй, Лирик был прав. Очарование или есть, или его нет.

Вдруг в отдалении хлопнула дверь. Быстрые и легкие шаги раздавались по направлению к комнате, в которой расположились виктимы. Есенин и Гамлет замерли в напряжении. Подойдя к двери, гость на мгновение замер, а затем распахнул ее со всей силы.

- Гамлет, братишка! - радостный голос, кажется, оглушил хозяев крепости, - почему ты так долго не писал? Что за столпотворение у вас во дворе? Есенин, привет! Как жизнь молодая? Не завяли еще без своих агрессоров?

Гюго лучился счастьем и добродушием. Облегченно выдохнув, виктимы переглянулись.

- У нас все хорошо, прости, что не писал. Столпотворение - это у нас смотр намечается, к приезду Маршала готовимся. Без агрессоров не заскучали. Чаю хочешь? - так же скороговоркой ответил Гамлет.

- Я не против, - Энтузиаст развалился на мягком диванчике, - а вы уже слышали последние новости?

- Что за новости? - спросил Лирик.

- На Гамму вчера ночью напали.

- Да ты что? - Есенин удивленно хлопнул ресницами, а Гамлет, направившийся было за чаем, так и остановился в дверях.

- Ага. Сами гаммийцы видимо в шоке, поэтому нападавших не называют, хотя Дон, например, уверен, что они что-то скрывают.

- У них что-нибудь украли?

- Ты будешь смеяться! Украли Бальзака.

- Неужели он кому-нибудь кроме самой Гаммы нужен? - Есенин неплохо справлялся с ролью, поэтому Гамлет вздохнул спокойно и вышел из комнаты.

Сложившаяся ситуация имела лишь два объяснения. Или у гаммийцев есть хитрый план, и они намеренно утаили информацию, или сам Бальзак посоветовал им сделать это. Но как? Для этого надо было связаться с резиденцией, а сделать это из отдаленной башни проблематично. Если, конечно, ему кто-нибудь не помогал.

Не дойдя до кухни, Гамлет бросился вверх по лестнице. Надо было выяснить, как этот ходячий сарказм умудрился связаться со своими.

Без стука ворвавшись в комнату Критика, Наставник так и остановился на пороге. Светлая, уютная в разумных пределах комната, превратилась в нечто невообразимое! Плотные шторы были опущены, кровать была сдвинута в угол, а на ее месте стоял котел литров на двадцать.

Вся комната была наполнена зеленоватым светом, в котле что-то булькало, а посреди этого ужаса возвышалась фигура Бальзака.

- Мать честная, ты что с комнатой сотворил? - Наставник, покачнувшись от резкого запаха, прошел в комнату, чтобы отворить окно.

- Стой, где стоишь. Сквозняк может все испортить.

Гамлет скрестил руки на груди и демонстративно оперся о стену. Еще пару минут пленник то вглядывался в книгу, то по каплям добавлял ингредиенты.

- И что из этого получится?

- Ты спрашиваешь ради вопроса или тебе действительно интересно?

- Раз спрашиваю, значит интересно.

- Обезболивающее.

- Целый котел?

- Кому-то вскоре неслабо достанется от агрессоров.

- И что, неужели поможешь?

- Вот еще. Продам.

- Бюрократ, - хмыкнул Гамлет и чуть погодя спросил, - ну а теперь можно открыть окно?

Критик кивнул и принялся складывать пузырьки и книги в чемодан.

- И да, чуть не забыл. Почему ваши не разболтали, что тебя украли мы?

- Понятия не имею.

- А теперь скажи мне это, глядя в глаза, - прищурился Наставник.

Бальзак выпрямился и, глядя на Гамлета, повторил:

- Понятия не имею.

- И нечего на меня так холодно зыркать! Обедать будешь или сразу скормить собакам?

- Мне все равно.

- Значит, будешь есть, - Наставник хмыкнул и, выходя, хлопнул дверью. Затем, предусмотрительно закрыв ее на ключ, сбежал вниз по ступеням.

В гостиной уже пахло чаем с бергамотом и свежей выпечкой. Растерянно оглядев Есенина и Гюго, увлеченных диалогом, он тайно порадовался, что все спокойно, и отправился на кухню.

Нет, ну вы это видели? Этому ходячему сарказму все равно, будут его кормить или нет! Будто он выше земных обывателей. Как бы ни так! Будет есть и никуда не денется! Злобно потирая руки, Наставник предвосхищал, как будет насильно кормить Критика.
Как же он был далек от истины

URL
   

Театр одного актера

главная