Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отыгрыш (список заголовков)
06:13 

Доступ к записи ограничен

Маска, я тебя знаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:16 

Доступ к записи ограничен

Маска, я тебя знаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:33 

Доступ к записи ограничен

Маска, я тебя знаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:38 

Доступ к записи ограничен

Маска, я тебя знаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:36 

Доступ к записи ограничен

Маска, я тебя знаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:16 

Доступ к записи ограничен

Маска, я тебя знаю!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:53 

Хильда Линдер/ Ремус Люпин "Добра ли вы, честь?"

Маска, я тебя знаю!


Ноябрь, 1997.

Одна, вторая, третья... Пока дождь только-только начинает моросить, можно сосчитать капли, попадающее на окно и растекающиеся маленьким водопадом по стеклянной глади. Четвертая, пятая, шестая... Никуда они не спешат. Текут себе, все ниже и ниже - умирать. Растворяться в сумеречной тишине, да и испариться обратно в небо. Это если повезет. Это если не успеешь прежде неосторожно стечь с карниза и раствориться в холодной земле, превратив ее в грязь.

На четвертом десятке я сбилась со счета. Или это сами капли сбились с очередности? Потому что чересчур уж быстро начали капать, вот уже смотришь в окно - и чувствуешь себя аквариумной рыбкой. Обреченно глядящей на мир из мутных стекол.

В такие моменты не хочется ничего. Даже быть и просто существовать. Помилуйте же, ну какой в этом смысл, если точно знаешь одно - через мгновение обуяет такая невыносимая, лютая тоска, что каждый вздох покажется жестоким испытанием.

Эта неприязнь к проливному дождю начала развиваться с детства. Предположительно, после смерти матери. А со взрослением все переросло в болезненность. Причем в столь жестокую, что хотелось бы ее выплакать слезами - а невозможно. Разучилась. Что бы не происходило - всегда сухие, всегда безжизненные глаза. Пустота? Может быть. Или же просто безразличие ко всему.

Хуже, чем произошло, все равно уже никогда не станет. Кутаясь в плед, я пытаюсь изо всех сил заставить себя выпить еще несколько глотков горячего молока. Невкусно. Неприятно. Горячо. Но я все же пью, не морщась. С недавних пор уяснила, что делать надо все правильно, по законам общепринятой логики. Так, как надо, а не как захочется. В ином случае это вот во что обернется!

Я обвела взглядом это самое "вот что" - свое старенькое, обветшалое жилище. Которое, между прочим, не уютная гостиная семейства Освальд. И даже не любимая факультетская спальня с синими оттенками. Мой собственный дом. Такой ненавистный. Более-менее обустроенный уют не спасает. Я каждый день здесь задыхаюсь и вздрагиваю от малейшего шороха. Знаю, что я не одна. Со мной оно, извечное. Одиночество. Взглянуться бы этому Одиночеству в глаза бы хоть раз. Клянусь, ничего мне не надо больше! Только бы взглянуть в эти пустые глазницы...

Я не знала, зачем мне это нужно. Сейчас это все равно бы в голове не уложилось. Как и то, почему в свои 17 лет я работаю официанткой, зарабатывая скудные деньги себе на жизнь. Как и то, почему оно все так сложилось. В магическом мире война. А я не только не могу быть полезна ничем. Но и не во что мне верить, некого ждать. А лишь сидеть в своем заточении и тщетно ожидать. Только чего? Чудес, в которые уже давным-давно не верю? Сомнительного счастья? Душной любви, которая своей беспощадной рукой обязательно перекроет мне весь кислород. Нет уж, спасибо, знаем. Теперь ученые. Это же надо - какая ирония судьбы. Из всех преподаваемых наук самой эффективной оказалась эта. Благодаря которой и отчислили из Хогвартса.

Как ведь на работе говорят? "У тебя аналитический ум, Хильда!" Вот и подсчитай своим умом - почем нынче фунт лиха? Не слишком ли дорого обошелся?

Стало нестерпимо холодно. Я откладываю в сторону кружку и закутываюсь в плед почти целиком. Стоило бы подремать, но сон не идет. Начинается побочный эффект дождя. Он снова бередит прошлое, прогоняя через призму сознания самые тяжелые воспоминания. И ту старуху, обманувшую глупую девочку. И тускло освещенный коридор. Красную ленточку в волосах. В довершении кошмара - кабинет директора. В котором сидела, заливаясь слезами и боясь приподнять глаза. Сыворотка Правды вытянула из меня все сокровенные, горячо хранимые тайны. Вытянула и выложила перед всеми наизнанку. Пытаюсь вспомнить, кто же и о чем тогда говорил. Не получается. Как будто пребывала без сознания. Только образы, взгляды... Это и было самым невыносимо тяжелым.

А теперь что? Ничего. Только Пустота и Одиночество - верные спутники. День тот кардинально перечеркнул жизнь на "до" и "после". Но я жила. Училась разговаривать с Пустотой. Училась слушать Одиночество... Настолько привычно мне было с моими пугающими и неизбежными соседями, что слышу звук в дверь, и дыхание сводит от страха. В такое смутное время, да еще и поздним вечером... Долго гипнотизирую дверь взглядом, сильнее вжимаясь в кресло.

@музыка: Олеся - Ангел

@настроение: волнение и вролевание на уровне опустошения

@темы: Ремус Люпин, Хильда Линдер, отыгрыш

Театр одного актера

главная